Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

​Внешнее управление на предприятиях ЛНР и ДНР помогло предотвратить производственный и социальный коллапс.

Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

Январь 2017 года, на границе Украины с непризнанными ДНР и ЛНР непривычно тихо, не слышны взрывы, противоборствующие стороны практически не вступают в перестрелки. Мирные жители отделившихся республик не могут нарадоваться: неужели и вправду война закончилась? Люди и не подозревают, что украинские националисты подготовили им настоящий новогодний «сюрприз». Вот что рассказал в эксклюзивном интервью АиФ.ru Эдуард Басурин, заместитель командующего Оперативным командованием МО ДНР: «После окончания боевых действий появилась блокада, которую искусственно сделали националистически настроенные люди Украины, когда взрывали рельсы, вагоны приваривали, чтобы они не могли тронуться с места».

Страшное время

Транспортная блокада оказалась намного действеннее военных операций, проводимых Украиной. Блокада нещадно «косила ряды» шахтеров и металлургов, «осколочные ранения» получали их жены и дети в виде все нарастающего дефицита продуктов питания, вещей первой необходимости.

Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

Будущее экономики Донбасса — высокие технологии

Вот что в ноябре 2018 года вспоминают о том страшном времени жители Донецка:

— Я по специальности нагревальщик. У меня зимой прошлого года родилась дочь, а наш ДМК (Донецкий металлургический комбинат — прим. автора) встал. На памперсы денег нет! И наша дочь до конца года носила пеленки, представляете? А к осени уже не на что было купить и молоко. У всех, у кого можно было, уже назанимал денег, вот только сейчас потихоньку начал рассчитываться.

— Пенсия у нас маленькая и тогда была, и сейчас. Но, как дороги перекрыли, половину пенсии пришлось отдавать: соседям как откажешь, да еще с детьми?

И в ДНР, и в ЛНР вплоть до осени 2017 года отмечался рост таких преступлений, как грабежи, воровство, разбои. Но и это было не самое страшное: власти начали четко осознавать, что в республиках день ото дня нарастает социальная напряженность. По словам Эдуарда Басурина, в республиках отмечались все признаки «революционной ситуации».

«Предприятия остановились, заработную плату перестали платить. На одного работающего приходилось 2,5 человека на содержании. Поэтому было принято решение руководством местным о том, чтобы сделать внешнее управление. Его можно по-разному называть: национализация, приватизация. У каждого человека есть свое видение. Я говорю с государственной точки зрения, поэтому в первую очередь была социалка. Нужно было снять напряжение, из-за чего это и делалось», — говорит Эдуард Басурин.

Действовать самопровозглашенные республики начали еще зимой 2017 года. Тогдашний глава ДНР Александр Захарченко объявил ультиматум Киеву, потребовав немедленного снятия транспортной блокады.

С начала 2017 года начались и «серьезные разговоры» с крупными предпринимателями. Им ясно дали понять, что время уговоров закончилось, что предприятия, находящиеся на территории ДНР и имеющие украинскую юрисдикцию, перейдут под внешнее управление и будут введены в налоговую систему республики, если это не будет сделано самими бизнесменами на добровольной основе.

Было назначено и «время Х»: 1 марта 2017 года.

Война с олигархами

Большинство предприятий ДНР с украинской юрисдикцией находились в собственности украинских олигархов. Тех самых, которые не жалели денег на ведение военных действий на границе Украины с Донбассом и Луганском.

Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

Блок ада. Что теряет Украина от изоляции Донбасса?

В ответ на ультиматум со стороны ДНР олигархи просто начали отзывать своих высококлассных специалистов, давая понять руководству самопровозглашенной республики, что ему надо будет еще и искать топ-менеджеров для производства, без которых запуск остановленных предприятий станет невозможен.

На фоне внутриреспубликанской войны с нищетой и голодом и ведения боевых действий на фронте в ДНР и ЛНР разгоралась теперь и «война с олигархами».

«И поэтому, когда к ним была обращена просьба (а потом и требование) сделать перерегистрацию и на основании этого налоги платить здесь, смотрели на это по-разному. Кто-то пошел на это, кто-то — нет. Процентов от 35 до 40 пошли на это, а может, и больше», — заявил в интервью АиФ.ru заместитель командующего Объединенного командования МО ДНР Басурин.

1 марта, как и было обещано, был нанесен первый удар по империи украинского миллиардера Рината Ахметова: внешнее управление было введено на принадлежавшем ему Донецком металлургическом заводе. В тот же день подобная практика распространилась и на другие крупные предприятия: в Горловке, Макеевке, Енакиеве и других городах ДНР.

И, хотя первые шаги по национализации предприятий были семимильными, на жизни простых людей они отразились не сразу:

— Да, 1 марта у нас в ДМК сменили руководство, но я нагревальщик, то есть отвечаю за нагрев металла перед его обработкой давлением. А нагревать-то еще нечего, предприятие-то еще не запущено!

— 1 марта я не помню, а вот 15 марта я помню хорошо, отлично помню. Я получил тогда ранение и оказался в своем родном Шахтерске. С армией с тех пор я завязал, а сейчас снова работаю на шахте «Глубокая».

Шахтеры и металлурги ДНР и ЛНР уходили в армию, чтобы получать 15 тысяч рублей в месяц. Рисковать жизнью им пришлось, чтобы их семьи не умерли с голода.

Украинская пропагандистская машина немедленно стала выдавать заголовки: «Национализация ради усиления армии!», «Новый виток агрессии сепаратистов: корни в отъеме предприятий».

На самом деле все было наоборот: как только внешнее управление заработало, новоиспеченные рядовые и сержанты потянулись назад, домой, на шахты, металлургические и другие предприятия.

Корреспондент побывал на этой шахте, и вот что рассказал ее директор — Назаров Сергей Борисович

«У нас государственное предприятие. Отток кадров у нас был совсем небольшой, хотя и была проблема с реализацией угля в 2017 году, работы действительно стало меньше. Сейчас жизнь налаживается, но зарплаты у нас и сегодня не очень-то большие. Я как руководитель предприятия, к примеру, получаю 35 тысяч. Простой „стволовик“ — 10-13 тысяч, те, кто в забое работает, — побольше».

Надо сказать, что ни в прошлом году, ни в этом зарплата в 15 тысяч рублей никогда не была «хорошей». Вот только в 2017 году для сотен тысяч жителей Донбасса она была пределом мечтаний, недосягаемой высотой.

Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

Украина пойдет по миру? Чем грозит Киеву потеря предприятий Донбасса

Управление извне

Для решения проблем, возникших после введения Украиной транспортной блокады ДНР и ЛНР, был создан Специальный штаб по контролю над переводом предприятий украинской юрисдикции под внешнее управление ДНР, возглавляет его Ольга Позднякова.

«Этим штабом была осуществлена гуманитарная программа. На предприятия привозили прод-пайки. Детям с этих предприятий была дана возможность посещать какие-то мероприятия бесплатно. Вывоз детей на отдых тоже делался бесплатно, это правда. Это был комплекс мер снятия социальной напряженности. Как бы ни было тяжело, но на это пошли», — рассказывает Басурин.

Гуманитарная программа властей ДНР и работа Спецштаба продолжалась вплоть до лета 2018 года.

Вот один из примеров такой деятельности: детей железнодорожников 26 марта 2018 года — спустя год после введения внешнего управления — Спецштаб вывез на экскурсию в Донецкий ботанический сад. Об этом писали в газетах как о достижении. Это и было достижением социального равновесия в обществе, достижением компании «Внешторгсервис», взвалившей на себя груз ответственности за 13 крупнейших предприятий Луганской и Донецкой народных республик. 

«Сегодня приехали дети, родители которых работают на ГП „Донецкая железная дорога“, с Иловайского ж/д узла. Здесь 45 детей, выбирали мы максимально интересные направления: цирк, планетарий, ботсад, кинотеатр. И я думаю, что дети получат массу приятных впечатлений. Организованы, конечно же, и сладкие подарки», — рассказала тогда местной газете руководитель Спецштаба Ольга Позднякова.

45 детей железнодорожников — это много или мало? На этот вопрос могут ответить только местные жители:

— За последний год в нашей школе детей 7 раз вывозили на бесплатные экскурсии. В прошлом году, когда продпайки были единственным спасением, я не мог дать жене, к примеру, деньги, чтобы она куда-нибудь сводила детей (у меня их трое) на каникулах. А ведь они растут при комендантском часе. Им и так даже летом, когда темнеет поздно, хочется погулять подольше, в 10 вечера надо уже идти домой, в общем, нам несладко, а детям — тем более. И бесплатные экскурсии, — спасибо за них!

Надо сказать, что люди в ДНР неохотно дают интервью, а многие, узнав, что надо говорить о внешнем управлении, сразу отказываются.

Этому есть простое объяснение: многие связывают с ним появившиеся трудности и забывают о том, что «Внешторгсервис» возник после введения транспортной блокады, а не до нее.

«У нас же парадокс в чем заключался? Идут боевые действия, и шахты работают, — говорит Эдуард Басурин. — Предприятия остановились как раз тогда, когда боевые действия со стороны Украины почти прекратились, то есть в начале 2017 года».

«Внешторгсервис» зарегистрирован не в ДНР, не в ЛНР, а в Южной Осетии. Но, в отличие от предприятий того же Ахметова, он платит налоги в самопровозглашенных республиках, участвует во всех социальных программах.

Но даже не это главное. Главное, что 60% работающих предприятий ЛДНР — это как раз те самые предприятия, которые управляются «извне», то есть компанией ВТС («Внешторгсервис»).

И тут не обойтись без «скучных» цифр.

Эдуард Басурин: «Предприятия ЛНР и ДНР должны приносить пользу жителям»

Кто такой Денис Пушилин, возглавивший ДНР?

Вот данные, которыми располагает сегодня глава ДНР Денис Пушилин:

«К работе предприятий ВТС привлечено уже 478 подрядчиков. Налажен сбыт продукции как на территориях ДНР и ЛНР, так и в РФ. Соответственно, восстановлены и рабочие места. На предприятиях ВТС работает 71 тысяча человек. Вместе с членами их семей это 220 тысяч человек, у которых, благодаря ВТС, решены социальные проблемы. В компаниях подрядчиков ВТС дала работу еще 53 тысячам человек. Еще 32 тысячи человек работают на угольных шахтах, которые поставляют сырье только на предприятия ВТС. В целом количество всех сотрудников ВТС вместе с членами их семей составляет около 500 тысяч человек».

Наш корреспондент побывал в ДНР в конце ноября. Да, и в конце 2018 года даже в Донецке прилавки в магазинах заполнены только на треть.

Да, на продовольственной ярмарке люди выстраиваются в очереди за недорогими продуктами. Эдуард Басурин, высокопоставленный военный, но одновременно и простой житель Донецка, так оценивает обстановку:

«Если не будет бизнеса, не будет налогов. Если не будет налогов, то социальная программа накроется, а это всегда взрыв. Этого никто не хочет допустить. Для восстановления хозяйства полностью нужно время, для этого нужно было организовать определенные структуры, кадровая проблема до сих пор еще существует. Но если брать тот период — 2017 год — и сейчас, то преступности намного меньше».

Басурин знает, о чем говорит: рост преступности и революционная ситуация — это совсем не то, к чему стремились и стремятся простые люди, населяющие ЛДНР. Да что там говорить, ни одному государству в мире это не нужно, признанному или непризнанному. Люди везде одинаковые: все хотят просто работать и просто жить.

Введенное совсем недавно Киевом военное положение на Украине только подтвердило правильность выбранного курса: предприятия ДНР и ЛНР могут и должны работать только под управлением независимых от настроений и желаний Киева администраторов.

И главное — торговать непризнанным республикам можно и нужно с теми государствами, которые не путают политические интересы с экономическими.

Источник

Добавить комментарий

*

два × пять =