Битва за Шикотан: В Токио мечтают о Цусиме, но опасаются потерять половину Хоккайдо

Битва за Шикотан: В Токио мечтают о Цусиме, но опасаются потерять половину Хоккайдо

«Суверенитет Японии распространяется на северные территории» (так в Стране восходящего солнца называют наши Южные Курилы — авт.). Об этом заявил премьер-министр Японии Синдзо Абэ в ходе прений в нижней палате парламента. А буквально накануне он сказал, что в размещение американских военных баз на них будет зависеть только от решения Токио. Само собой, если Москва отдаст российские острова.

Отмахнуться от этих новостей, как от назойливых мух, не получится. Токио посылает все больше сигналов о готовящейся сделке: мирный договор в обмен хотя бы на малые Южно-Курильские острова — Шикотан и группы Хабомаи.

Это только на экранах наших телевизоров Абэ выглядит этаким миролюбивым и даже слегка наивным человеком, которого «охмуряет» опытный Путин. В Японии же о Синдзо говорят, как о жестком и прагматичном политике, который не бросает слов на ветер. Дескать, если он обещает до конца своей политической карьеры решить, пусть и не полностью, проблему «северных территорий», то он это сделает.

Бросается в глаза, что готовясь к январской встрече с президентом Путиным, Абэ собрал заседание правительства по вопросам «усиления безопасности на море». Речь в основном шла о спорном архипелаге Сенкаку (китайское название Дяоюйдао), превращающимся в самое настоящее яблоко раздора между Токио и Пекином.

На первый взгляд, в официальном сообщении японского кабмина о России не было ни слова, но правительственное издание Prime Minister of Japan and His Cabinet привело слова премьер-министра: «Мы усиливаем и укрепляем систему Береговой охраны Японии (БОЯ) с позапрошлого года в ответ на все более тяжелую ситуацию в водах вокруг Японии». То есть и на севере — тоже. Так что камушек в наш огород брошен.

Кто не знает: Береговая охрана Японии по документам официально не относится к Силам самообороны и подчиняется вроде бы безобидному Министерству земли, инфраструктуры, транспорта и туризма. Тем не менее, будучи созданной в 1948 году по американскому образцу, она является отдельной военизированной группировкой, которая в условиях международного конфликта выполняет чисто армейские функции. Так, в случае вторжения на Южные Курилы бойцы БОЯ обязаны будут обеспечить десантирование «военных туристов» и зачистку «северных территорий» от русских «нарушителей границы».

По сути, в Стране восходящего солнца действуют два флота. В 2020 году парк патрульных кораблей БОЯ, включая вертолетоносец и большие многоцелевые суда быстрого реагирования (на деле настоящие эсминцы) достигнет 142 единиц. Напомним также, что Береговая охрана США во время войны во Вьетнаме принимала самое активное участие в оккупации и была оснащена всеми видами вооружения, включая ракеты.

Таким образом, Абэ, подчеркивая важнейшую роль БОЯ в «безопасности вокруг Японии», говорил в более широком плане, а не только в контексте японо-китайских территориальных споров. Чего тут лукавить: в этом вопросе более мощные Морские силы самообороны Японии (МССЯ) действуют не одни, а в тесном союзе с ВМС США, так как в отличие от Шикотана и Хабомаи, Вашингтон выступает гарантом японского владения Сенкаку (Дяоюйдао).

Вот и получается: то ли Токио предполагает, что в обозримом будущем ВМС США уже смогут сдерживать флот Китая, то ли разговоры о Сенкаку являются прикрытием других планов, в отношении уже «северных территорий». В пользу второй версии говорит факт, что Абэ указывает, что мощные МССЯ и БОЯ являются хорошим дипломатическим аргументом в международных переговорах с трудными переговорщиками.

Симптоматично, что глава Японии неоднократно повторял слова 87-го премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми, что боевым кораблям разрешено использовать силу в правоохранительных целях, в том числе для защиты границ. Более того, эта норма уже включена в якобы пацифистскую Конституцию Страны восходящего солнца. Поэтому Абе, утверждая, что японский суверенитет распространяется на Южные Курилы, фактически подводит законодательную базу для вторжения на «северные территории».

Можно не сомневаться, что такие планы есть и детально просчитаны. На начальном этапе главная роль отводится Морским силам самообороны, которые предназначены для завоевания господства на море. Согласно оперативной справке Global Security, МССЯ включают в себя более 120 кораблей (без учета мелких и вспомогательных судов), в том числе 4 вертолетоносца, 12 эсминцев, 36 фрегатов, 19 подводных лодок, 29 минно-тральных судов, 7 сторожевых кораблей, 3 десантных корабля.

А вот непосредственным захватом российских островов, как уже говорилось выше, должна заняться японская Береговая охрана. Её численность кажется небольшой — чуть больше 12 тысяч человек, но десантные возможности значительны. По некоторым оценкам, корабли БОЯ могут высадить на берега Южных Курил до 200 тысяч солдат в течение одной недели.

Тем не менее, этих сил не хватит, чтобы гарантированно разбить российский Тихоокеанский флот и захватить «северные территории». У нас есть преимущество по подлодкам и паритет по самолетам. Да и сами Курильские острова выполняют функции непотопляемых авианосцев. Но самое главное, сегодня и в обозримом будущем российские тактические ядерные боеприпасы без особых проблем восстановят статус-кво на море. Благо, что эффективными противокорабельными ракетами наши части не обделены.

Именно это имел в виду Абэ, говоря о срочном усилении БОЯ и МССЯ, выделяя для этого значительные финансы, в том числе и на строительство вертолетоносцев, способных нести до 40 истребителей F-35. Всего японцы хотят выставить на северном направлении более 1000 истребителей 5-го поколения, чтобы перехватить инициативу.

В этой связи возникает вопрос: насколько вообще реально японское вторжение на Южные Курилы в обозримой перспективе? Как пишет токийская аналитическая газета The Diplomat, кабмин Японии не рассматривает, по крайней мере, сегодня, военное решение проблемы «северных территорий» и надеется в 2019 году выйти на рамочное соглашение по мирному договору, где будет прописаны условия передачи и (или) совместного владения Шикотан и группы Хабомаи. Абэ мечтает, что историческое событие произойдет в Токио на встрече G20 в июне текущего года, что, впрочем, не мешает ему готовиться к ограниченной войне с Россией.

Повторимся: Абэ не романтик и не политический мечтатель, значит, и можно предположить, что есть тайные договоренности с Путиным о первых шагах, которые сблизят позиции. Но все равно пройдет много лет, прежде чем юридические службы обоих правительств согласуют все условия окончательного документа.

Именно так сегодня видится развитие событий в Стране восходящего солнца, мол, пока русские дают хоть какую-то надежду, японцы будут ждать. Дело в том, что в Токио прекрасно понимают, что если вторжение на Южные Курилы провалится, то об островах придется забыть навсегда. Боятся там и историческую «дурную» привычку Москвы территориально наказывать агрессоров. Хоть земли у русских много, возьмут и отрежут у Хоккайдо пару тысяч квадратных километров. Чтобы неповадно другим было.

Добавить комментарий

*

3 × пять =