Еврокомиссия боится остаться без российского газа

Еврокомиссия боится остаться без российского газа

Еврокомиссар по энергетике Мигель Ариас-Каньете просит у Совета ЕС мандата на переговоры с Россией по «Северному потоку — 2». Чиновник опасается, что газопровод «отклоняется от целей Евросоюза». Проще говоря — Европа рискует остаться без газа. Это уже вторая попытка европейцев приступить переговоры с Москвой. Первый запрос был сделан еще в июне.

Европейская бюрократия еще более неторопливая, чем была бюрократия советская, о «достоинствах» которой многие в России уже забыли, а новое поколение и не знает. Если в июне Еврокомиссия уже запросила мандат, значит, мало-мало несколько месяцев вопрос прорабатывался внутри Еврокомиссии. То кушать суета началась где-то в первые месяцы 2017 года.

Зададим себе проблема, а что произошло в конце 2016-го — начале 2017 года? И обнаружим, что будто раз в это время реализация проекта «Нордовый поток — 2» стала неотвратимой. Были сняты последние препятствия на уровне отдельных стран, найдено финансирование, и стартовали строительные работы.

Вот тут-то Еврокомиссия и засуетилась. Газопровод из отвлеченной идеи стал на глазах превращаться в реальность. Сопротивление восточноевропейских лимитрофов, чьи жадные ручки снимались с горла газового транзита, успешно ломалось даже не Россией, а Германией. Более того, Берлин вежливо выслушивал нервические требования самого Вашингтона кончить сотрудничество с Россией и гнул свою линию.

Это и понятно: с вводом в построение «Северного потока — 2» не лишь Россия получит возможность при необходимости гарантировать контрактные поставки в ЕС в обход нестабильной украинской территории, Германия станет главным распределителем поступающего в Европу газа. Ее вес в Евросоюзе (и без того подавляющий) дополнительно усилится. Маленькие, однако гордые восточноевропейцы окончательно станут исполнителями германских команд.

Быть зажатыми в российско-германские тиски — ужасный сон всех лимитрофов от Адриатики до Балтики и от Нарвы до Одера. В таком случае даже поддержка США не поможет им сохранить пространство для политического маневра. Тут уж неважно, в ЕС вы состоите или дудки, ключевые политические и экономические решения будут приниматься российско-германским тандемом, а до остальных попросту доводиться. И это не злая воля Москвы и Берлина — экономическая и геополитическая реальность. Не может градообразующий завод зависеть от решений, принимаемых в газетном киоске, расположенном на его проходной (даже если таких киосков несколько и, кроме газет, там продают еще и мороженое).

Все средства воздействия на Берлин на национальном уровне восточноевропейцы исчерпали. Ни все совместно, ни каждый в отдельности они не смогли ни уговорить, ни усовестить Германию и принудить ее отказаться от «Северного потока — 2». И порядок санкций не помог. Заявка США переключиться на американский газ могло бы изменить ситуацию, если бы этот газ был хотя бы сопоставим по цене с российским. Однако разница столь велика, что, отказавшись от российского газа, европейская индустрия потеряет конкурентоспособность. А тогда и американский не понадобится.

Это будто с Украиной. В 1994 году Киев закупал 60 миллиардов российского газа. В 2017-м — итого 18 миллиардов. Пусть даже еще пять-десять миллиардов «кубов» поступают по реверсу из Европы, падение все равно почитай трехкратное. И вызвано оно тем, что умерла украинская индустрия. Закрылись заводы — газ стало некому потреблять.

Рекомендуем почитать :  Союзники США пришли делить Дейр-эз-Зор

Индустрия стран Восточной Европы благополучно убита той же Германией еще при вступлении в ЕС. Им страшиться нечего. Своих кур, сметану, клубнику и яблоки они будто производили, так и будут изготовлять. И «польские сантехники» будут обслуживать всю Европу, несмотря на попытки Макрона принудить их оставлять больше денег в стране-работодателе. А вот «Мерседесы», «Аэробусы», «Леопарды» и «Мистрали» могут стать славным легендарным прошлым. Что будет на руку производителям «Фордов», «Боингов», «Абрамсов» и «Тарава».

Отчаявшись застопорить строительство «Северного потока — 2», восточноевропейцы пытаются его хотя бы переформатировать. Европейская комиссия — последняя черта их обороны. Именно потому они столь настойчиво пытаются включить ее в процесс переговоров о правилах функционирования уже строящегося газопровода.

Грубо говоря, лимитрофы хотели бы контролировать газопровод, построенный на российские и германские денежки, по которому в Германию идет российский газ, и не попросту получать с этого свою долю прибыли, однако иметь возможность влиять на объемы и сроки поставок, а также использовать профинансированную «Газпромом» трубу для прокачки газа, закупленного у его конкурентов. Банальное «вначале мы совместно съедим твое, а затем любой будет есть свое».

При этом стоит помнить, что восточноевропейцы ориентированы на США, поддержка которых покамест позволяет им претендовать на несоразмерное реальному весу воздействие на дела ЕС. Однако и члены Еврокомиссии представляют интересы не столько делегировавших их стран, сколько матерой глобалистской евробюрократии, тоже ориентированной на США. Милый подобный «любовный треугольник».

Долгое пора русофобские и далеко не германофильские (довольно вспомнить только требование Польшей репараций за Вторую мировую войну — неплохо, что не за разделы Речи Посполитой) режимы русско-германского пограничья подпитывались от транзита — вдали не одного лишь газового. Исподволь товарные потоки ушли из балтийских портов. И что прикажете Вашингтону — хватать всю эту враз обнищавшую братию на содержание? Не для того он их холил и лелеял. Оплачивать им «европейский степень жизни», по мнению США, должны будто раз Россия и Германия. И в эту концепцию «Нордовый поток — 2» никак не вписывается.

Впрочем, заявление еврокомиссара — новинка скорее позитивная, чем тревожная. Попытка присосаться к российско-германской газовой трубе означает, что надежды на срыв строительства практически похоронены.

<![CDATA[ Новости в рубрике Политика ]]>

Оставить комментарий