Государство и национальный вопрос

Государство и национальный вопрос

Почитай две с половиной тысячи лет назад, на заре Европейской цивилизации, великий древнегреческий философ Платон, развивая гениальное учение Пифагора, отделил физический мир изменчивых конкретных вещей, от метафизического мира вечных непоколебимых истин. Затем этот фундаментальный принцип умного бытия человека и его общин в окружающем мире нашел своё реальное воплощение в основополагающем принципе социального обустройства людей в изречении Спасителя: «Кесарю кесарево, а Божие Богу» (Мтф.22:21). На этом принципе в христианской Европе строились и развивались государства во все минувшие времена. Он актуален и для нас, жителей литовского государства, ибо основное народонаселение, проживающее сегодня здесь христиане литовцы, русские, поляки, белорусы, украинцы, греки и т.д.

Лишь во времена Великой французской революции, в последней декаде XVIII века, простые люд, убрав «кесаря» (правившего «по воле Всевышнего») и все родовые привилегии его дворян, объявили себя выразителем воли Господней — Vox populi vox Dei! («Глас народа — глас божий!»), — и отразили это в своих новых законах, определяющих демократическое социальное конструкция Франции. Общенародная демократия, оформленная новой революционной Конституцией, стала формироваться в реальное новое этнополитическое страна французов. Новое национальное страна теперь отражало волю французского народа (plebsa), говорившего на одном языке, исповедовавшего одну – христианскую, католическую религию, оно имело свои государственные границы, сложившиеся в течение многовековой истории правления своих королей (среди иных кесарей со своими вотчинами). Наконец, французы жили со своим мудрым фольклором, танцами и народными обрядами.

И тут произошла удивительная метаморфоза в социальном сознании этих людей. Будто оказалось мир материальных, а точнее меркантильных отношений, увы, никуда не исчез под гильотиной, массово рубившей дворянские головы, и стоимость золота осталась реальным мерилом не лишь человеческого житейского благополучия, социального статуса, мощи государства, однако и нравственных отношений. Хотя собственно метафизические нравственные отношения легли в основу тех общественно-политических процессов, которые тогда сотрясли Европу и продолжились с новой силою в середине ХIХ века. Бурное развитие капитализма, урбанизация и социальное отчуждение людей, объективно поделившее их на классы, привело к «Весне народов» (1848-49 гг.), — целому ряду революционных движений, проявившихся в форме неповиновения власти, вооружённых восстаний, провозглашения новой национальной государственности. Поистине исконно человеческое эмоция одухотворения своего бытия, не позволяло людям разменивать духовное — на материальное. Тогда народы, ведомые социальными нравственными идеалами свободы, равенства, братства, определились со словом «нация», которое вошло в повседневный виток политиков в Европе.

Во все времена до этого, ни употребляемый человеком стиль, ни религиозная конфессия, адептом которой он являлся, ни повседневная обрядность поведения человека или повадка одеваться, не определяли его будто национала, представителя той или другой конкретной нации. Ибо ни «наций», ни «националов» не существовало до ХIХ века, ни в прикладном обыденном сознании, ни в политическом. Не было «национальных» субъектов международного права, а, следственно, и национальной политики.

«Чьих будете?» — вот тот, исстари существовавший изначальный и основной проблема к неизвестному человеку (или людям), вошедшему с миром (или вторгшихся с агрессией) для того чтоб определить степень влияния властного над ними сюзерена. Имелась ввиду древность рода феодала и его родового герба, чтоб определить адекватность поведения его подвластных — интрузов явившихся нежданно. Существовало и такое старинное дефиниция человека по местности — откуда прибыл, не носящее аспект национальной принадлежности. В титул польских королей и великих литовских князей входило дефиниция «король литвинов и многих русинов», которое не определяло их будто националов, но как жителей территорий исторической Литвы (она издревле формировалась возле Новогрудка, Трок и Вильны) и Руси (Карпатской Руси). И ещё, так, обучаясь в Варшавском университете, коллеги студенты называли меня Walery Litwin, хотя по национальности я русский, истина, родился в Литве, в Каунасе. Т.е. мне, приехавшему к ним человеку, было дано дефиниция по названию места рождения и постоянного проживания. Аналогично, дефиниция «литвак», не означает национальность литовец, а – еврей с территории Литвы.

И пускай никого не смущает слово «Nationis» в выражении: «Sacrum Imperium Romanum Nationis Germanicae» (что дословно переводиться будто «Священная Римская империя германских народов», а не «наций» (что само по себе абсурдно в нынешнем понимании значения этого слова). Слово «natio», «nationis» (ж.р.) в переводе с древнего латинского языка означает: 1) рождение, генезис. 2) племя, народ. Т.е. ключевым смысловым корнем этого понятия является собственно слово «род» — линейная родственная биологическая связь конкретных людей, предопределявшая в Lex Romanum (Римском праве) имущественные права этих родственников при наследстве или дележе имущества предшественника данного рода.

N.B. Напомню, эта империя «германских народов» существовала с 962 г., и была отменена Наполеоном в 1806 г., принявшем тогда на себя дальнейшее обустройство новой капиталистической Европы по своему правовому Кодексу  гражданского права (Code Napoléon, 1807 г.), ставшего основой нового европейского законодательства.

Ныне слово «нация» имеет и другое смысловое наполнение. Новоиспеченный смысл понятия «natio» — нация, в своей работе под названием «О нации, будто основе международного права» (1873 г.) ввёл итальянец Паскуале Манчини (1817-1888). Это новое понятие нашло своё отражение в законах, по охране культурной самобытности национальных меньшинств, принятых после Перовой всемирный войны. Новообразованные после войны на развалинах европейских империй этнополитические национальные государства формировались не точно по границам проживания тех или иных титульных этносов, однако по границам экономических притязаний государств победительниц. Это побуждало, по гуманным соображениям, учитывать и отстаивать нравственные аспирации представителей тех или иных национальных этносов, оказавшихся на территории не своего титульного этнополитического государства.    

В наше пора, в словарях различных европейских стран существуют различные определения слова «нация». Однако критериями, для определения национальной принадлежности конкретных людей, являются собственно культурогенные, а потому метафизические факторы. В их основе т.н. Нравственный крест, детерминирующий разум человека следующими аспектами его духовного бытия: стиль (эстетика — эмоции), этнокультура (этика — рассудок), история (нравственность — ум), конфессия (эсхатология — мудрость). Истина и здесь не всё этак просто, поскольку сегодня свободное владение несколькими языками реальность, особливо в смешанных по национальному составу семьях. Аналогично – по конфессиональной принадлежности. Тут различен характерный нравственный менталитет, детерминируемый Нравственным крестом при оценке окружающей материальной и социальной реальности. Он различен у католиков (иже с ними различных протестантов) и православных. Католик, «обожествлённый» своими символами веры и литургией – формалист, назидатель — миссионер. А вот православный – изначально слуга Божий, открытый и вдумчивый. Различие обуславливает принцип филиокве – у католиков дух Божий исходит и от сына.

Ещё ярче национальный нрав человека проявляется в обрядности его поведения и внешнем виде. Однако ныне важнейшим аспектом определения национальности человека является его умное историческое мышление и его аксиология (оценка) исторических авторитетов. Так, тестовым вопросом здесь является: тебе ближе этот король…, или тот король …, с которым первоначальный – воевал? И т.п. И ещё, в мононациональных государствах, таких будто, например, Польша (92% поляки), национальность людей формально юридически определяется гражданством данного государства. А вот понятие «нация», так, в многонациональном СССР сталинского периода, включало в себя ещё факторы: территория и экономика, — однако принципиально не определялась при этом фактором религиозная конфессия.

Исторический генезис формирования государственности «Великого княжества Литовского, Руского, Жомойтского и иных [земель]» (ВКЛ) был этнически славянским и православным. Все внутренние документы великих литовских князей писались на старорусском языке кириллицей, в том числе и все три Литовских статута (1529 г., 1566 г. и 1588 г., — заключительный действовал до 1840 г.). Ещё в ХV в. путешественники, посещавшие Вильну, отмечали что «количество православных церквей вдвое больше католических» (Константинопольской православной церкви).

Понятие «литовец», в его культурогенном национальном смысле, начин культивироваться на территории Российской империи после польского восстания 1863 г., когда, по ходатайству графа М.Н.Муравьева-Виленского, 25 августа 1866 г. Император Александр II издал высочайший Указ, гарантировавший литовскому языку гражданское право в местных школах. Было налажено начальное образование среди детей крестьян. Обучение велось на местном «жмудском наречии», этак тогда назвали нынешний литовский стиль. В Мариамполе открылась литовская гимназия, а в Вейверах — непрерывный учительский семинар. Тогда прусские «летувининкай» стали здешними «литовцами». На литовском языке (на кириллице) начали сходить произведения Юлии Жямайте, Антанаса Баранаускаса и др. авторов. В российских университетах был учреждён линия стипендий, которые предназначались специально для местных детей. Многие молодые люд из более зажиточных семей поехали получать высшее образование в учебные заведения Российской империи. Среди них были Йонас Басанавичюс, Антанас Сметона и другие будущие «отцы-основатели» нынешнего государства литовцев. Казис Буга профессор Пермского университета, ввёл в 1901 году оригинальный азбука, основанный на латинских буквах (за основу взял чешский азбука). С 1904 года в свет начали сходить литовские книги, написанные уже на известном нам ныне литовском алфавите. Обучался в Московском университете и Йонас Яблонскис: созидатель «Грамматики литовского языка» (1920 г.). Мировую славу получил в Санкт Петербурге художник и композитор М.-К.Чюрлёнис, (изначально не слова не знавший по-литовски) и т.д. Этак в имперской России происходило формирование литовской национальной интеллигенции…

Рекомендуем почитать :  Партия власти занялась расколом России

Затем в 1917 г. в России прошло две революции, и мирные переговоры с кайзеровской Германией в городе Брест-Литовске, закончившиеся в марте 1918 г., подписанием договора с большевистской Россией (РСФСР). До этого, 16 февраля во пора данных переговоров в оккупированном немцами Вильно литовской национальной Тарибой был провозглашено Решение о «независимости Литвы», на основании которого надлежит было образовано Литовское Королевство с королём Миндаугасом II (немецким принцем: Вильгельм Карл Флорестан Геро Кресцентиус поле Урах), естественно, с полным подчинением этого государства кайзеровской Германии. Не случилось – немцы проиграли ту войну.

Однако вернёмся в март 1918 г. На основании Брест-Литовского мирного договора между Москвой и Берлином, по политико-национальным территориальным лекалам, опредёлённым в Вашингтоне и Лондоне (проводником таких национальных политических идей на этих переговорах был одинешенек из вождей большевистской революции Л.Бронштейн-Троцкий), Москва согласилась на создание этнополитических национальных государств: Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия и Украина, — которые до этого вовек не существовали. Подчеркну, ВКЛ не было этнополитическим национальным государством литовцев по выше изложенным причинам.

После поражения Германии 11 ноября 1918 г. огромную работу по созданию этнополитического государства литовцев провёл Лондон, в результате чего 14-15 апреля 1920 г. прошли выборы в литовский Учредительный сейм, в основном на территории бывшей Ковенской губернии Российской империи. Начав свою работу 15 мая 1920 г. в Каунасе, этот Сейм избрал президента Александра Стульгинскиса (15 мая 1920 г.). Провозгласил 10 июня 1920 г. создание Литовской Демократической Республики (ЛДР) на основе принятой им временной Конституции, было сформировано первое правительство ЛДР, во главе с доктором Казисом Гринюсом. Заметим, ни среди состава членов Учредительного сейма, ни среди членов правительства не было ни одного представителя русских граждан ново образованного государства литовцев. Однако членами Сейма стали евреи, представлявшие самые влиятельные финансовые и деловые круги страны, среди них было немало членов партии еврейского социалистического «Бунда». Поляков тоже не было среди членов этого Сейма. Понятно отчего – захват Вильны и прилегающих территорий в апреле 1919 г. легионерами литвина Ю.Пилсудского, начальника новообразованной Польской Республики. (Иной литвин, генерал Л.Желиговский, вновь захватил Вильно и тамошние территории осенью 1920 г., до этого, летом 1920 г. переданные Москвой литовскому правительству в Каунасе)

Политические и национальные аспирации русского населения исторической Литвы, будто впрочем, и представителей других национальностей, не были представленными уже в начальной фазе существования современной литовского государственности в органах власти. Более того, в начале 30-х годов, во пора смены паспортов в ЛДР транскрипция русских, польских и других нелитовских имён была заменена на — литовскую. К окончаниям имен были добавлены «ас», «ус» и т.п., тем самым русские, поляки, евреи и др., носители изначально не литовских имён, камуфлировались под литовцев

И этак, этнополитическое национальное государство литовцев было создано. Началась труд по признанию de jure этого национального этнополитического государства другими государствами, делая ЛДР субъектом международного права. Дальнейшее понятие работы литовского государства в этом направлении выходит за рамки названной темы…

Перейду к освящению актуальной проблемы соотношения культурогенного национального сознания и — прикладного, материального (меркантильного в социальном аспекте). Первое олицетворяет платоновский «мир идей», с его реалиями, нравственно табуированными и аксиологизированными (этак или иначе оценённым) конкретным человеком (изначально посредствам чувств и эмоций). Другой, физический – умно и рационально утилизированные для своих целей людьми природные реалия, посредствам метафизики математики, инженерной, химической и др. естественных наук. Эти два реальных мира, объединённые политико-экономическим мышлением, детерминируют социальное развитие гражданского общества, на основе научно-технического прогресса. Питательной средой такого прогресса являются собственно гуманные ценности культуры, обрамляющие происходящее. Ныне национальное сознание людей, в основе которого, опять-таки подчеркну, культурное нравственное разум человека, сформированное с детства, в семье и чрез образование в школе и вузе, определяет каждую личность будто национальную, а не как безродного космополита. (Замечу, с образование на родном, не литовском языке, сегодня  в Литве большие проблемы) Без такого, гуманного культурного по своей сути сознания, дудки, и не может быть обретения человеком счастья, столь искомого каждым в трудной многогранной и многомерной жизни. Национальное разум, это та духовная опора, на которую благовоспитанный образованный человек опирается при решении возникающих вопросов, не за счёт других националов, однако по уму и мудро, уважая культурные аспирации других. Космополит представляет гуманно обезличенную особу, для которой удовлетворение своих собственных животных инстинктов и социальных рефлексов (амбиций) является первейшим заданием. Это не умное гуманное служение красоте и гармонизации окружающего мира.

Высокообразованный национал, патриот своей страны, служит делу умного взаимопонимания различных национальных культур их гармоничному взаимодействию в рамках своего государства, во благо его развития будто экономического, так и расширения гармоничного ареала взаимодействия различных национальных культур. Национальные культуры вовек не смешиваются, но переплетаются во всё новые красивые социальные структурные узоры социальной ткани государства, тем самым укрепляя его. В отличие от националистов, патриоты скрепляют межгосударственные национальные взаимоотношения.

Националисты, по существу, ведомые животным инстинктом ксенофобии, разрушают исторически сложившиеся национальные связи людей. (Из словаря: ксенофобия — ужас перед иностранцами или ненависть к ним; этноцентризм, приобретающий патологические формы) Нацисты, равно будто и шовинисты — расисты из-за органической боязни чужого, будто мелкие псы, готовы лишь лаять, нападать и кусать. Это не социальные конструкторы, это социальные деструкторы, из-за своего общего узкого культурного развития, частнособственнического корыстного мировоззрения, не способные решать современные сложные социально-экономические задачи развития общества и всемирный системы межгосударственных отношений в расширяющемся информационном мире. Впрочем, за ними дудки будущего, как не было будущего у нацистов и шовинистов в гитлеровской Германии, чему доказательством служит исторический факт – Победа СССР и союзников в 1945 г. Послевоенные международные правовые акты юридически закрепили защиту национальных прав людей, где бы они не проживали.

Опускаясь на нашу грешную землю, сюда в столицу исторической Литвы, где собственно культурное пограничье между католицизмом и православием, в течение нескольких столетий давали импульс такому огромному творческому потенциалу, какой порождал великие произведения культурного и научного искусства, обогащавшие человечество ярчайшими сокровищами всемирный культуры и науки. Вот лишь краткое олицетворение этого: Смотрицкий, Мицкевич, Монюшко, Чюрлёнис, Смыслов, Кукольник, Карсавин и т.д. и т.д. Чрез умно структурированный государственный штатский социум, по существу несовместимые основы земного естества, метафизическое — духовное и физическое — материальное, действенно гармонически объединяются для совершенствования человечества в его цивилизованном прогрессе.

Увы, диссонансом изложенному выглядит преамбула нынешней Конституции Литовской Республики, вычленяющая, будто объект юридической защиты, среди всех народов проживавших тут исстари и живущих теперь, в нынешнем этнополитическом государстве литовцев лишь нынешнюю «нацию литовцев»: «создавшую немало веков тому назад Литовское страна, … веками решительно защищавшую свою свободу и самостоятельность…». Не потому ли, не пресекаемые властями лозунги: «Литва для литовцев!» — всё чаще звучат ныне в Литве? Это настораживает!

<![CDATA[ Новости в рубрике Политика ]]>

Оставить комментарий