Греф мечтает отобрать у России Сбербанк и прикарманить

Греф мечтает отобрать у России Сбербанк и прикарманить

Крупнейшее кредитное учреждение страны может быть приватизировано

Маковка Сбербанка Герман Греф вновь выступил за приватизацию подчиненного ему кредитного учреждения. Об этом он заявил прессе по итогам наблюдательного совета Сбербанка.

По мнению Грефа, в экономике надлежит быть как можно меньше государственных банков и как можно больше сильных частных банков. «Мы всегда были за приватизацию Сбербанка, будто только государство решит это мастерить, мы всячески это поддерживаем», — сказал банкир.

Маковка Сбербанка пояснил, что отсутствие конкуренции является, по его мнению, «большой бедой». «Не дай господь, если в банковском секторе останется несколько крупных банков», — опасается он.

Греф регулярно озвучивает идею приватизации Сбербанка с тех пор, будто он был назначен его президентом и председателем правления. Кроме него о предстоящей приватизации крупнейшего российского кредитного учреждения говорил Алексей Кудрин.

Кушать у Грефа союзники и в Минэкономике. Там предлагали включить Сбербанк в план приватизации на 2017−2019 годы, однако это предложение не прошло. Возможно, по причине вмешательства президента России. Владимир Путин назвал подобную идею преждевременной.

Отметим, что Греф и не торопится форсировать события, понимая, что решение о приватизации должен принимать основной акционер — Центробанк по согласованию с президентом страны. А кроме того, сделку должен одобрить парламент.

Пока же, в ожидании распродажи актива Греф заботится о повышении его капитализации. Недавно он потребовал от государства поделиться со Сбербанком частью своих функций. Выговор, в частности, шла о выдаче паспортов, страховых свидетельств, водительских прав и, возможно, сборе налогов. Окончательное решение покамест не принято, но размах чувствуется неслабый.

Высокая капитализация Сбербанка — не в будущем, а уже сейчас, лично выгодна Грефу. За минувшие годы пресса неоднократно сообщала о покупке им все новых и новых акций своего банка. Рост стоимости принадлежащего Грефу пакета акций приятно дополняет выплачиваемую ему компенсацию в 15 млн. долларов в год.

При этом никакого уважения к интересам государства, назначившему его «на Сбербанк», Греф открыто не испытывает. Также как и к интересам его граждан. Иначе, он не позволил бы игнорировать российский Крым, куда Сбербанк этак и не пришел, ссылаясь на возможные иностранные санкции.

Причем, ссылка Грефа на заботу о финансовых показателях Сбербанка тут не оправдана, так как главным преимуществом банка на рынке является его государственный статус и связанное с этим доверие россиян. Утратив подобный статус Сбербанк, скорее итого, начнет утрачивать и свое лидерство.

Кушать и еще одна опасность предстоящей стараниями Грефа приватизации Сбербанка, пускай и малозаметная для публики. Несмотря на то, что контролирующему его Центробанку принадлежит 50% плюс одна акция, еще будто минимум 45,41% акций принадлежат юридическим лицам-нерезидентам России, из которых 33% компаниям из США.

Стоит лишь государству продать небольшой пакет акций, так, 5−7%, за что ратует Греф, будто оно не просто утратит контроль над Сбербанком, но и создаст обстоятельства для появления внешнего консолидированного владельца крупнейшего российского банка.

По мнению профессора финансов Российской экономической школы Олега Шибанова, торговать Сбербанк в настоящее время государству невыгодно.

— Действительно, Сбербанк, находящийся в собственности Центрального банка — это несколько нестандартная предмет для нормально функционирующего банковского рынка. В этом плане приватизация могла бы принудить Сбербанк более энергично трудиться на своих акционеров, вкладывать больше сил в увеличение стоимости компании, поскольку усилилось бы давление со стороны частных инвесторов. Потому с точки зрения общего подхода это выглядит нормально.

Еще одинешенек аргумент — у некоторых людей кушать ощущение, что владеющий Сбербанком Центробанк создает ему какие-то преференции. Хотя из данных этого не видно. Сбербанк также занимает у ЦБ под рослый процент, как и остальные банки.

«СП»: — То есть причины для продажи Сбербанка кушать. А есть ли причины не делать этого?

— Важным обстоятельством становится ситуация на рынке. В частности, санация крупного частного банка «Открытие» привела к тому, что страна в лице Центробанка стало сейчас его владельцем. В связи с этим возникает проблема: насколько легко в нынешних обстоятельствах будет реализовать Сбербанк? А продавать по каким-то низким ценам инвесторам, которые не заинтересованы в стратегическом развитии Сбербанка, а заинтересованы лишь в том, чтобы получить барыш от последующей перепродажи — это тяжкий вопрос.

Рекомендуем почитать :  В России из-за сообщений лжеминеров массово эвакуируют ТРК

Кроме того, у государства весьма большой пакет. Центробанк контролирует 50 процентов плюс одна акция. Подобный серьезный пакет, даже если его размозжить, продать на рынке нелегко и быстро этого не сделать. Страна может не получить оптимальной цены. Потому целесообразность продажи Сбербанка сейчас не очевидна.

«СП»: — Вы упомянули, что частные акционеры оказывали бы более мощное давление на менеджмент Сбербанка. Но разве страна, тем более такое будто наше, не более эффективный лоббист?

— Дело в том, что лоббизм и давление акционеров — это противоположные вещи. Руководство банка надлежит увеличивать его стоимость. А когда собственник страна, то у него другие приоритеты. Оно надлежит развивать те или иные проекты и делает это чрез свои банки, вроде ВЭБ или Россельхозбанка. Изменение стоимости компании для государства не так важно. Но те банки, которые работают в бизнес-поле, будто Сбербанк, должны ориентироваться на прибыль. В этом смысле акционеры давят сильнее, этак как это их кровные денежки.

«СП»: Но это при условии, если находить интерес конкретного банка — Сбербанка, выше, чем интересы государства…

— Сбербанк по своим функциям — обыкновенный коммерческий банк. Он занимается кредитованием, привлечением депозитов и т. п. С учетом этого, а также с учетом размеров Сбербанка, он мог бы успешно выполнять роль стабилизатора коммерческой банковской системы. Попросту его надо заставлять резаться по правилам, которые есть в этой системе. То есть нужно разделять институты развития и крупные коммерческие банки.

«СП»: — Но как заставлять Сбербанк трудиться по коммерческим правилам, если после приватизации контроль над ним будет утрачен? Уже сейчас 45% акций принадлежит нерезидентам, продав пакет в 5−7%, будто хочет Греф, государство не только потеряет контроль, но и потеряет его в пользу иностранцев…

— Такой опасности, будто скупка иностранцами, сейчас дудки. Нерезиденты просто не придут. В нынешних санкционных условиях тяжело инвестировать в банки, находящиеся в санкционных списках. Хотя внутренние инвесторы, разумеется, найдутся. Тем более, стоимость банка продолжает вырастать. Но как раз по этой причине государству и невыгодно его сейчас торговать.

Профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов считает, что опасность полной утраты российским государством контроля над Сбербанком вполне реальная.

— По моему мнению, Сбербанк и сейчас находится под иностранным контролем. Даже несмотря на то, что формально 50% капитала плюс одна акция принадлежат Центробанку. А учитывая, что среди них преобладают американские организации — мне об этом известно из других источников, не из данных Сбербанка или ЦБ, то можно произнести, что это не Сберабанк Российской Федерации, а Сбербанк Соединенных Штатов Америки. С определенным допущением, разумеется, и с нотой иронии.

У нас уже обсуждался будто-то вопрос о снижении доли ЦБ до 25 процентов. Истина, потом депутаты отбили эти попытки. Но если сейчас «приватизировать», то есть забрать у Центрального банка, так, пять процентов капитала — мы получим ровный и неприкрытый контроль со стороны нерезидентов над Сбербанком.

А мы до сих пор называем его государственным банком, народным банком. Да он давно не народный. А если посмотреть на Грефа, на его заявления и действия, то становится понятно, кому он служит.

<![CDATA[ Новости в рубрике Политика ]]>

Оставить комментарий