Тревоги, которые мы выбираем

Тревоги, которые мы выбираем

Мы не проснёмся в понедельник в другой стране. Это – главное, что принесут нам предстоящие парламентские выборы.

Ещё вовек предвыборная кампания христианских демократов – лидирующей партии на протяжении дюжины лет – не была столь безликой и туманной. Канцлер Меркель, омоложенная фотошопом в довольно сдержанных пределах, чета общих слов о хорошей жизни в хорошей стране – вот, собственно, и весь креатив. Лейтмотив кампании прост: с нами Меркель, и этим всё сказано. 

Другой раз талант политтехнолога в том и состоит: не сказать лишнего. Меркель подлинно сделала невозможное возможным: за год вернулась на вершины своих рейтингов и вернула туда свою партию. Ни один крупный политик не переживал войну без катастрофических потерь популярности. Меркель за последних 4 года пережила две: с Россией гибридную и с беженцами (точнее, за беженцев) тихую гибридно-гражданскую в Германии конечно ещё вдобавок полувосстание малых стран ЕС. 

И что же ныне? Если бы в стране были прямые выборы канцлера, то, по свежим опросам, за Меркель отдали бы голоса 51−57 процентов избирателей. При этом её ближайший конкурент в подобном же умозрительном состязании не набрал бы и половины этого результата. Опросы показывают, что и партия Меркель вернулась к своим лучшим цифрам последних времён: думаю, ХДС/ХСС получат в воскресенье от 37 до 42 процентов голосов. 

С чем же предстоит новому правительству Германии (мы понимаем, что оно будет коалиционным, но вот не знаем, кто, кроме ХДС/ХСС, составит правительственную коалицию) во главе с канцлером Ангелой Меркель столкнуться в ближайшие месяцы? 

Я думаю, прежде итого ему предстоит заживить рваную рану, затронувшую всю страну, практически все социальные пласты, иногда и семьи: раскол по теме беженцев в Германии. Рана эта больше не кровоточит (посмотрим, разумеется, на результаты Альтернативы в Бундестаге, чтоб увериться), но всё ещё болит. Одни считают зачисление сирийцев ошибкой, другие – достоинством. Но так или иначе, за последних четверть века не возникало вопроса, который бы этак расколол общество. На фоне дискуссии вкруг беженцев даже объединение Германии состоялось, можно произнести, в атмосфере единства Запада и Востока. Что уж сообщать о других, менее громких темах? 

Рекомендуем почитать :  Плоссер: мы наблюдаем политизацию ФРС США

Не менее жизненно важной для Меркель и её команды будет тема дефицита мирового лидерства. Мы привыкли к постсоветскому миру, во главе которого шагали США. С приходом президента Трампа это осталось в прошлом. И нет никаких знаков, указывающих на возвращение нормы: Америка ушла в твиттер, но что мастерить Европе? После откола Британии Европа ещё больше стала зависеть от Германии. А Германия не решается выйти на сцену в роли солиста: историческое вчера не пускает. Новое правительство обязано разрешить это противоречие, иначе ЕС может попросту не дотянуть до следующих президентских выборов в США. 

Третьим препятствием, которое должна победить команда Меркель, остаётся российско-украинская проблема. В отсутствии лидирующей роли Вашингтона увести от точки кипения взаимоотношения между Москвой и Киевом может лишь Берлин. Здесь, увы, дудки хороших решений: есть плохие и ужасные. И этот выбор создаёт большую нравственную проблему для личности канцлера. 

На фоне этих трёх глобальных вызовов остальные проблемы вряд ли покажутся трудными или нерешаемыми. Канцлер Меркель, отдадим должное ей и её соратникам, сдаёт себе страну с рук на руки в гораздо более здоровом экономически состоянии, чем получила её 12 лет назад. Вероятно, собственно поэтому она и победит на выборах без политтехнологических излишеств.

<![CDATA[ Новости в рубрике Политика ]]>

Оставить комментарий